Авторизация
Имя пользователя:
Пароль:
Поиск
Искать:
Последние комментарии
72 минуты пролетели незаметно. Кузнецы это такая группа, которую нужно распробовать и полу...
4 ч. 36 мин. Игорь
72 минуты пролетели незаметно....Кузнецы это такая группа, которую нужно распробовать и по...
4 ч. 41 мин. Игорь
Quote:например?Ну, этот, как его, - с птичьей фамилией... А, вспомнил: Беркут. Артуром, ка...
7 ч. 43 мин. Сергей
интересно.очень интересно.
9 ч. 21 мин. кривая голова

Топ 5 самых обсуждаемых новостей за последний месяц
ЭПИДЕМИЯ - НОВАЯ ОПЕРА - STUDIO REPORT 3
53 комментариев
Добавлена 11 д. назад
ГРАН-КУРАЖЪ - ДОСТУЧАТЬСЯ ДО НЕБЕС (EP 2017)
31 комментариев
Добавлена 4 д. назад
НОВЫЙ ВОКАЛИСТ ARIDA VORTEX
29 комментариев
Добавлена 11 д. назад



Сейчас на сайте:

Пользователей: 9
Гостей: 1651





 

По всем вопросам пишите на email info@mastersland.com  в icq 117573475 или skype chudotvorec10 

Реклама на Mastersland.com

 



29.04.2017 09:12
Категория: Новости
Группа: Мастер

 

 

Отмечающая тридцатилетие группа МАСТЕР в лице басиста Алика Грановского, вокалиста Лекса и звукорежиссера Андрея «Крустера» Лебедева дала большое интервью Мастерсленду, первая часть которого и представлена ниже.

 

 

 

 

Меломан Наруто: Есть достаточно известная история о названии группы МАСТЕР, родившемся в недрах метрополитена. А были ли какие-то альтернативные варианты, кроме встречавшихся мне «Рок-фронт», «Кода», «Щит и меч»?

 

 

Алик: Помню, был ещё вариант «Армия».

 

 

-А название «Мастер» быстро выбрали, было какое-то обсуждение?

 

 

Алик: На следующий день, на репетиции. Возражать никто не стал.

 

 

-Мастеру нужно было, подобно Арии, проходить худсоветы, или на тот момент, 1987 год, это уже уходило в прошлое?

 

 

 

Алик: Арии  приходилось проходить худсоветы в тот период, когда там были я и Большаков. А когда мы отделились и создавали Мастер, то худсоветов уже не было, всё уже перестроилось. Можно было работать коммерческие концерты и получать вполне достойные деньги.

 

 

 

-То есть уже не было никаких наездов по текстам и т.п.?

 

 

Алик: Нет. Единственное, когда мы издавали на виниле первый альбом «Мастер», то одна песня, «С петлёй на шее» не вошла. Старые кадры концерна  «Мелодия» отсеяли её из-за весьма неоднозначного текста. А в остальном всё было нормально.

 

 

-Как «Мастер» попал в фильм «Ночной экипаж» (1987), в одном из эпизодов которого группа играет на дискотеке? Было ли участие в других фильмах, телевизионных передачах?

 

 

Алик: Нам позвонили от режиссера Бориса Токарева, сказали, что им нужна музыка и коллектив, который будет в фильме представлять самих себя. 

 

 

Крустер: Ещё в фильме «Авария – дочь мента» звучала музыка Мастера.

 

 

Алик: В то время нас постоянно приглашали на телевидение в Останкино, на «Голубой огонёк» и другие передачи. Я работал в программе «Джем», в роле эксперта, играл и давал какие-то интервью по инструментам. Так что телеэфиров у нас было довольно много. И мало того, нам за это ещё и платили.

 

 

Крустер: На съёмках «Новогоднего огонька» была смешная история. Они хотели какую-то песню помедленнее, не такую энергичную и агрессивную. Выбрали медляк, стали его записывать, зажигали всякие огонёчки, бенгальские огни, создавали праздничную новогоднюю атмосферу. Записали, режиссер сказал, что всё круто, а потом спросил: «А как называется песня?». Мы ответили: «Семь кругов ада» (смеется). Режиссер схватился за голову: «Нет, это не пойдет! А у вас есть что-нибудь другое?». Сыграли инструментальную композицию. Снова бенгальские огни, все прыгали и скакали. Записали, режиссер спрашивает: А эта композиция как называется?». Мы: «Она называется «Когда я умру» (смеется).

 

В итоге вышла эта программа, группа Мастер поздравляет всех с Новым годом и звучит композиция «Когда я умру» (название было указано в титрах).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-Мне кажется, что у Мастера было что-то типа маятника по тяжести звучания – сначала шло утяжеление, потом откат от такого лютого трэшака. С чем это было связано?

 

 

 

Алик: «Утяжеление звучания» – весьма относительное понятие. Я знаю целую кучу трешевых групп, которые ОЧЕНЬ тяжело играют. Но, например, если люди играют хард-рок, то это не значит, что у них «лёгкое звучание». Некоторые группы, которые играют помедленнее, например BLACK SABBATH, по тяжести могут убрать многие трешевые команды. А вообще, «тяжесть» это не совсем правильное определение. Есть определенный ритм и определенная стилизация. А на самом деле всё это рок-н-ролл, только побыстрее. Всё это достаточно относительные понятия. Конечно, сохранилась группа SLAYER, которая до сих пор работает в своём изначальном ключе. С другой стороны, такие группы как ANTHRAX, MEGADETH, METALLICA сильно изменились. МАСТЕР тоже видоизменяется.

 

 

 

-А Михаил Серышев быстро смог адаптироваться к такому жесткому трешевому вокалу? Ведь до этого он пел в другой манере.

 

 

 

Алик: Я не могу сказать, что ему было вот прям сложно. Конечно, это было довольно непросто, но он старался.

 

 

 

-Есть информация, что когда В. Кипелов выступал вместе с Мастером в 90-е, то он так и не стал петь в трэшевой манере, сказал что это не его.

 

 

 

Алик: Да, так и было. Ну, это действительно не его. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-А когда Мастер расставался со своим первым продюсером  Валерием Гольденбергом, то есть когда Гольденберг переключился на «Ласковый май» - он не предлагал перед этим самому Мастеру изменить звучание и сделать условно говоря «Ласковый Мастер»?

 

 

 

Алик: Гольденберг думал исключительно о бизнесе. Такими мерками как «изменить звучание» и т.д. он не мыслил. Если группа сейчас собирает стадионы, он с ней работает. Тема прошла – переключается на другое. «Ласковый май» был выгоднее –  не надо вкладывать больших денег, не надо возить с собой оборудование. Включил магнитофон с фонограммой и поехали.

 

 

Крустер: В музыкальную составляющую Гольденберг вообще не лез, его интересовали только сборы.

 

 

Алик: Была смешная история. После концерта в Сочи мы садимся в автобус. Все уже зашли, последним заходит Гольденберг, и тут к нему подбегает какой-то бешеный фанат и кричит: «Дяденька, дяденька! А песня «Мастер» в миноре или мажоре?». Гольденберг сначала задумался, потом сказал: «Поехали!».

 

 

 

-Я слышал две версии относительно использования фанеры на советской эстраде. Согласно первой версии – массовое использование фанеры началось только во второй половине 80-х, а до этого почти все играли вживую. По второй версии, фанера использовалась задолго до Перестройки. Вы не в курсе, как обстояло дело на самом деле?

 

 

 

Алик: Да, всё было и до Перестройки. Сначала возили с собой большие магнитофоны и катушки с фонограммой. Это всё подключалось к пульту. Потом пошли кассеты, DATA-магнитофон, потом уже CD, цифра. То есть это технически видоизменялось, но сама фанера существовала уже давно. И многие зарубежные коллективы использовали её уже в начале 70-х.

 

 

Крустер: Но такого беспредела всё же не было. Не было компьютеров, цифровой записи, невозможно было дублировать и редактировать, поэтому приходилось реально всё это играть и петь хотя бы в студии, чтобы записать на пленку и использовать как фонограмму

 

 

 

 

 

-Вам не кажется, что англоязычные альбомы Мастера недооценены многими из-за иностранного языка? Нет планов переписать их на русском?

 

 

Алик: Несколько песен мы сделали на русском, а так пока таких мыслей нет.

 

 

Lexx: Когда  мы слушаем, например,  LED ZEPPELIN, DEEP PURPLE и т.д., мы воспринимаем в первую очередь клёвый и интересный музыкальный материал. Если перевести их на русский язык, то там зачастую тексты такого плана: «Иди-ка сюда, детка!». И с русским текстом восприятие этой тяжелой музыки для русских ушей было бы уже абсолютно другим, смешным.

 

 

Алик: Когда у нас была презентация англоязычного альбома «Maniaс Party», то отдельные люди были в полном угаре, а все остальные были достаточно хмурые.

 

Мы начинали как стадионная группа с боевиками и зарекомендовали себя несколько по другому. А потом произошел крен из-за того, что мы долго были за границей, слушали группы, которые работали там, и решили сделать что-то похожее.

 

 

Lexx: Эти альбомы создавались для выхода на европейский рынок.

 

 

Крустер: Был подписан договор, мы собирались выступать в Западной Европе, и нам нужны были англоязычные альбомы.

 

 

Алик: То есть это было сделано не просто так, что вот мы взяли и захотели спеть по английски. 

 

 

Крустер: Если ты привез с собой в заграничный тур мерч и диски, они должны быть на английском. Нет, ну ради экзотики кто-то может купить и на русском, два-три альбома, но это как исключение. А так, если ты покупаешь например какой-нибудь иностранный кекс, то должно быть всё написано на русском языке.

 

 

Lexx: Человек, покупая продукт, должен понимать, о чем речь.

 

 

Крустер: Сами концерты – это другая история, можно петь и на русском. Мало того, когда мы выступали во Франции, продюсер этих концертов сказал: «Не надо английского, пойте на русском!».

 

 

Алик: Я тогда спросил его: «А почему? Ведь английский язык несколько ближе к вам…». «Да, ближе, но не нужно этого делать».

 

 

Lexx: На концертах проще, там люди воспринимают музыку по другому, более эмоционально. Тем более сейчас с развитием техники можно той же бегущей строкой пускать какие-то титры.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-Бельгийский альбом 1991 года «Empire of Evil», неизданный из-за банкротства студии, сгинул бесследно?

 

 

Алик: На двадцатилетие группы мы пытались его отыскать, подключали людей из Бельгии, но всё оказалось бесполезно.

 

 

Крустер: Сгорел дом звукорежиссера, вместе со всеми записями.  

 

 

–  Кроме французского сборника «Destroika» песни Мастера издавались на западных лейблах, в сборниках, или отдельными синглами, альбомами?

 

 

Алик: Нет, больше ничего не было.

 

 

 

-Правда, что когда вы гастролировали по Бельгии, то в тех же клубах играла NIRVANA?

 

 

 

Крустер: Они ехали прямо перед нами. Приезжаем в город, а нам говорят, что за несколько дней до нас в этом клубе играла NIRVANA, потом то же самое в других городах. У меня даже афиша осталась. Но  с ними непосредственно мы не встречались.

 

 

 

-Изначально, наверное, был какой-то стереотип, что это приехали медведи с матрешками?

 

 

 

Крустер: Конечно, поначалу бывало и такое, но восприятие менялось, когда нас видели вживую. А вообще, когда мы приезжали, то местные бельгийские коллективы очень хорошего уровня выстраивались в очередь, чтобы сыграть с нами.

 

 

 

-Эти концерты проходили в рамках каких-то культурных обменов, или были и полноценные коммерческие туры?

 

 

 

Крустер: Самые первые выезды были в рамках культурных обменов, а дальше уже пошли коммерческие туры.

 

 

Алик: Сначала коллектив выехал в Польшу, так как перед выездом в капиталистические страны надо было сыграть в стране соцлагеря. Так сказать, проверить на ближайших соседях.

 

 

 

-А приходилось проходить какие-то собеседования в комитетах партии и комсомола, на предмет знания политической обстановки страны выезда и т.п.?

 

 

 

Алик: Нет, в то время этого уже не требовалось.

 

В Польшу мы ездили вместе с другими группами. А в Бельгию кроме музыкантов поехали еще космонавты, рабочие, колхозницы, отличившиеся в выращивании поросят, и т.д. Приехали и разошлись каждый по своему направлению – музыканты к музыкантам, космонавты к бельгийским космонавтам, доярки к дояркам и т.д.

 

 

Крустер: Такой ВДНХ своего рода.

 

 

Алик: Мы попали к правильным людям, познакомились и дальше стали ездить сами по себе, то есть эти люди стали нас сами приглашать.

 

 

 

-А что это за история, когда в Берлин пригласили МАСТЕР, но на разогрев набилась попсовая солянка?

 

 

 

Алик: Да, это была очень смешная история. Примерно 2006 или 2007 год.

 

 

Крустер: Сидим на базе, уже собираемся уходить. Вдруг звонок, чуть ли не из какого-то министерства: «Вы не хотите поехать в Берлин?».  «Да, хотим». «Каковы ваши условия?». Мы подумали, назвали наши условия, нам ответили: «Мы всё принимаем, завтра привозите паспорта, начинаем вас оформлять».

 

 Был праздник какой-то, русские дни в Берлине.  Садимся в самолет. Разносят расписание, кто за кем играет. Там были Лада Дэнс, Сплин, Шао-Бао, Натали, Катя Лель, в общем все-все-все, 150 человек. И мы с ними. Вот такая бригада летела (смеется). Я смотрю: Катя Лель – 15 минут у туалета, Шао-Бао – 20 минут в малом зале, Сплин – 30 минут в большом зале, и т.д. Мастер – полтора часа, фейерверк, салют. У меня этот листочек есть, я его когда-нибудь найду и мы его опубликуем. То есть мы закрывали это дело, потому что немцы хотели именно рок (улыбается). А вместе с этой рок-группой еще 150 человек поехало. Ну, они тоже сделали свое дело, принесли какую-то пользу. Но закрывали весь этот фестиваль мы.

 

 

 

-Не было в начале 90-х планов перебраться на Запад на ПМЖ, по примеру Кирилла Покровского, Игоря Молчанова, и многих других музыкантов?

 

 

Алик: Да нет…Хотя конечно на самом деле это было возможно, но…

 

 

Крустер (Алику): Ну тебе вообще были конкретные предложения, и ты бы там вполне устроился…

 

 

Алик: Это было бы вполне возможно сделать всей группой, и нормально существовать там, если бы не определенные вещи, которые были внутри коллектива.

 

 

Крустер: Мы все хотели вернуться, только Кирилл и Игорь остались, их здесь ничего не держало…. Кирилл Покровский, Царство ему Небесное, там выпустил пластинку, занимался творчеством. Игорь Молчанов тоже играет, но он вроде там больше по хозяйству какими-то делами занимается.

 

 Конечно, если бы оставаться, то это нужно было бы делать всем коллективом. Потому что те русские музыканты, кто уезжал по одиночке, редко чего-то добивались. Что касается нас, то в принципе тогда вырисовывалась очень неплохая история после подписания договора. Только подписали договор, как приезжают какие-то люди, «Ура-ура, поехали!». Привозят нас в магазин пятиэтажный, а наверху целый этаж оборудования музыкального. Человек нас обнимает, кричит что мы молодцы и начинает рассказывать: «Вот, смотри – есть такой пульт, есть такой усилитель, такой микрофон…». Мы ничего не понимаем: «Зачем ты это показываешь?». «Вы подписали договор, у вас будет большой тур,  я хочу вам это оборудование поставить на концерты». Тут же, мгновенно всё это решалось.

 

 

Алик: Конечно, организационная сторона очень важна.

 

 

Крустер: Так что если помечтать, то может быть всё там и получилось бы. Вышла бы пластинка, пошел тур и т.д.

 

Вообще, с Мастером проходило много глобальных невезух. Записали альбом в Бельгии – а студия обанкротилась и запись пропала. Пригласили сыграть с Президентским оркестром – сорвалось. Однажды должны были на Нашествии быть хэдлайнерами. У нас как раз был юбилей, они нам сами предложили сыграть хэдлайнерами, мы обо всём договорились  – но в итоге в тот год вообще отменили Нашествие.  То есть было много таких вех, которые почему-то проходили мимо.

 

 

 

-Какие периоды в истории группы считаете самыми непростыми?

 

Алик: Да как-то волнами всё было…Наверное, 90-е…

 

 

Крустер: Да, когда Андрюха Большаков заболел и мы не работали почти два года.

 

 

- - Вы играли вместе с кем-то  из западных команд?

 

 

 

Алик: Мы на Западе играли вместе с западными командами. А здесь, в России, – с ANTHRAX, SEPULTURA,  у нас тур даже был. И с другими  играли, но не настолько популярными.

 

 

Крустер: Забавная история была, когда мы в 1990 году должны были сыграть здесь несколько концертов с австрийской группой. Мы играли первыми, отыгрываем и народ весь уходит. И на следующий день австрийцы говорят: «Давайте мы выступим перед вами, чтобы народ не ушел». А поначалу ходили задравши нос (улыбается).

 

 

 

-Многие из тех, кто играли вместе с фирмачами, жаловались, что обрезались и звук, и свет, и т.д.

 

 

 

Крустер: Да, так и бывает. Но когда мы играли с Сепультурой, то их звукач сказал, что для всех выступающих групп на пульте определена определенная шкала по мощности звука,  за которую выходить нельзя, свет – можно включать только четыре фонаря – желтый, синий и зеленый, никакой пиротехники. Всё было ограничено, так и должно быть – потому что потом выходит хэдлайнер и всё включается по полной.  Но нам они сказали, что нас уважают, любят, и что мы в отличие от других групп не ограничены в звуке     и можем делать всё, что угодно.

 

 

 

-Мастер записал пару каверов для планировавшегося трибьюта KISS, и выложил их в Сеть. Но сам трибьют как я понял так и не выйдет?

 

 

 

Крустер: На нас вышел какой-то человек из Питера и предложил участвовать в трибьюте. До этого мы пару раз принимали участие в концертах, посвященных группе KISS. Мы записали две предложенные организатором песни, и достаточно удачно получилось. Организатор хотел выпустить трибьют с участием известных групп – Алисы, Арии и др. Но в какой-то момент видимо всё это застопорилось. Мы искали этого человека, но так и не смогли найти. Мы долго терпели, а потом просто выложили эти две песни в Интернет, о чем нас многие просили, включая тот же Мастерсленд.

 

 

 

-А на трибьюте Харлею вы сами выбирали « Ride To Live, Live To Ride» группы TWISTED SISTER?

 

 

 

Алик: Нет, тоже организаторы.

 

 

 

-Там потом был еще какой-то закрытый концерт на Харлей-пати с участием МАСТЕРА и HELLOWEEN?

 

 

 

Алик: Насколько я помню тогда играли техники из HELLOWEEN, но и кто-то из состава самой группы тоже поиграл, басист по-моему…

 

 

Крустер: Барабанщик.

 

 

Алик: А так в полном составе HELLOWEEN там не играл. Выступили со своими песнями мы, АРИЯ, ЛЕНИНГРАД.

 

 

 

-Падение популярности металла в 90-е, которое было после всплеска 80-х, с чем было связано на ваш взгляд?

 

 

 

Алик: Это не падение интереса к металлу как таковое, в стране есть нечего было. После Перестройки в стране всё поменялось. Людям надо было просто выживать. Точно так же люди не ходили, например, в театры, кино не снималось и т.д. Нельзя было сказать, что все жируют, а металл в загоне – это коснулось всех.

 

 

Lexx: Была общая сложная ситуация, жизненная, психологическая. Сейчас вспоминаешь и задумываешься, какие тогда были переломы в стране…

 

 

Крустер: А если брать советское время – то интерес был не столько именно к металлу, сколько вообще к музыке, потому что очень многое было долгое время запрещено, закрыто.

 

 

Lexx: Была только определенная официальная обойма артистов, представленная на радио и телевидении.

 

 

 Крустер: И мы сами искали  лазейки, покупали пластинки, слушали иностранные радиостанции, польские и западные. Пытались сами как-то развиваться, слушали разную музыку. И когда всё это прорвалось в Перестройку, люди начали заполнять пустую нишу, ходить на концерты. Не только металл – люди просто рвались к зрелищам.

 

 

Lexx: На танцах играли вещи из Rainbow и других фирменных рок-групп, и все люди – школьники, студенты – они знали эти песни, они точно также слушали всё это дома и на этом воспитывались. Они не слушали без конца, не в обиду будет сказано, Иосифа Кобзона или еще кого-то из официальной обоймы, а слушали вот эту музыку. А потом, когда это стало возможно – люди с удовольствием стали ходить слушать тяжелую музыку вживую, такие группы как Мастер, Черный кофе и т.д. Это был естественный процесс.

 

 

 

-Насколько сложно было добывать рок-музыку в советское время? Есть много рассказов о том, как пластинки добывались из-под полы на подпольных толкучках, как там регулярно проводились облавы и меломаны спасались бегством. Но некоторые считают, что всё это в значительной степени преувеличено…

 

 

 

Алик: Что значит преувеличено? Так оно и было.

 

 

Lexx: Да, были облавы, но всё равно при желании всегда можно было где-то купить у фарцовщиков пластинки и другие вещи. Были и другие проблемы. Качки-хулиганы из подвала, которые впоследствии стали бандитами, могли отобрать пластинку.

 

 

Крустер: Могли подойти и сказать: «Ты выглядишь не так! Почему у тебя такие длинные волосы?».

 

Велась борьба с подпольными концертами, или, как тогда говорили, сейшенами. Мы с Аликом были с этим много связаны, потому что у нас была группа СМЕЩЕНИЕ, и мы волею судеб играли как раз эти подпольные сейшена.

 

 

Алик: Преступники.

 

 

Крустер: Да, преступники были (улыбается). Была создана целая бригада для облав на сейшенах. Однажды мы отказались участвовать в концерте, как почувствовали прям. И мы сами попали в эту облаву, но только как зрители (улыбается).

 

У всех групп должна была быть литовка (разрешение на исполнение текста), заверенная печатью и подписью. У нас была литовка от завода, который производил унитазы (смеется).

 

 

Алик: Главное, что она была.

 

 

 

-А «Смещение» же и репетировало на каком-то заброшенном заводе?

 

 

 

Крустер: Да, на заброшенном мясокомбинате. Это вообще жуткая история. Причем там проходила правительственная трасса, а всю аппаратуру привозили машины Моспочтампа. Репетировали мы обычно ночью, приходили с длинными кофрами, и охрана правительственной трассы решила, что готовится покушение на Брежнева. К нам пришли с облавой. Как это так – на правительственную трассу ночью приезжает машина Моспочтампа и выгружает какие-то ящики! (смеется).

 

 

Алик: А оказались мы там, потому что наш друг работал на мясокомбинате сторожем.

 

 

Крустер: Он специально туда устроился, чтобы нас пускать репетировать.

 

 

 

-От СМЕЩЕНИЯ остались какие-то записи, студийные или концертные?

 

 

Крустер: Студийных вообще нету, концертные какие-то есть, но невысокого качества.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

-Две песни «Смещения», которые потом перешли в репертуар «Мастера», сильно переделывались?

 

 

Алик: Да нет, не сильно.

 

 

-То есть уже тогда, в начале 80-х, в Смещении были зачатки металла?

 

 

Алик: Да уже и не зачатки, а вполне конкретно всё было. Зачатки – это 70-е года.

 

 

 

-А нет планов перезаписать еще какие-то песни «Смещения»?

 

 

 

Алик: Ну, над этим мы потом будем думать, на данный момент планы у нас несколько другие.

 

 

-Когда вы записываете альбомы, ваши симпатии к песням в итоге обычно совпадают с реакцией аудитории, или различаются – у вас любимые песни такие-то, а аудитории – такие-то…

 

 

Алик: Мне все песни Мастера симпатичны.

 

 

 

-Ну, степень симпатии, скажем так…

 

 

 

Алик: А она одинакова. Так что если у народа симпатия к той или иной песни Мастера, то они не ошибутся (улыбается).

 

 

 

-Вы отслеживаете обсуждения в Интернете альбомов и концертов? Пользуетесь социальными сетями?

 

 

 

Крустер: Крустер: Через Интернет удобно смотреть, что творится в других городах, как там идет реклама концерта и т.д.

 

А вообще в последнее время Алик стал достаточно активно пользоваться Интернетом. Продвинутый чел! (смеется).

 

 

Алик: Да, пользуюсь, но аккуратно, не лезу во все тяжкие.

 

 

Lexx: У некоторых в Интернете модно хаять всё подряд, так что…

 

 

 

-Ну это кстати всегда было, и до Интернета. Вот например журнал УРЛАЙТ самиздатовский аж в феврале 1986 года писал: «В ДК МАИ выступала группа «Ария» под каким-то неприличным названием – то ли «Пьющие гитары», то ли уже «Блюющие» – говорят, им это название навязали в филармонии, где они состоят. Вероятно, там же их снабдили текстами М.Пушкиной и других весьма далеких от стиля хэви-метал поэтов. Мы не можем не уважать вклад А. Грановского (бывшее СМЕЩЕНИЕ) и В. Холстинина (бывшая АЛЬФА) в историю русского рока, но то, что они делают сегодня, выглядит скорее как профанация, чем как настоящий сейшен металлистов…». Сейчас, когда уже больше тридцати лет после этого АРИЯ и МАСТЕР являются легендарными метал-группами, это конечно очень забавно читается…

 

 

 

Алик: У кого-то из участников ZZ TOP, когда они выступали в московском Зеленом Театре, спросили: «Говорят, что у вас в Америке рок-н-ролл давно умер. Вы не знаете, почему?». А тот ответил: «А он даже и не болел!».

 

Правда, Джим Моррисон ещё в конце 60-х сказал, что рок-н-ролл мёртв, но это же не значит, что…

 

 

Крустер: Не верьте! (улыбается).

 

 

 

- Какие вы для себя сделали выводы из многолетнего опыта гастролей? Что нужно, чтобы обеспечить более-менее нормальный звук?

 

 

 

Крустер: В первую очередь желательно, чтобы стояло всё, предусмотренное техническим райдером. Начиная от бэклайна. Те барабаны, которые мы заказывали, басовые и гитарные аппараты, мониторы, микрофоны. Колонки должны быть не «дровами» какими-то, а с хорошим профессиональным звучанием, чтобы охватить весь зал и прокачать его. Обязательно нужен запас по мощности, а не так, что работа на пределе возможного, когда всё уже трещит и хрипит. Аппарат должен быть правильно подобран, правильно отстроен, правильно сфазирован.

 

 

 

-Если сравнивать в целом по стране тот уровень аппаратуры, который был в 80-е года и вплоть до настоящего времени, то он остался прежним, или изменился?  

 

 

 

Крустер: Конечно, он вырос. Если взять старые года, работу в филармониях, работу на танцплощадках, то 60-ватным аппаратом могли озвучить танцплощадку на 800 человек, и по тем временам этого хватало, а сейчас даже киловатта многим не хватает. Сейчас возможностей больше стало.

 

 

 

-А само помещение тоже на звук влияет?

 

 

 

Крустер: Конечно. Сейчас рок-клубы, метальные клубы загнаны в какие-то подвалы, и люди туда не ходят, потому что не звучит, и не видно ничего. Даже сцены зачастую нет нормальной.

 

Я считаю, что концерт должен быть зрелищем, событием, которое запоминается.

 

 

 

Алик: Некоторые считают, что если группа собирает, то она хорошая, если не собирает, то нехорошая. Это конечно не совсем правильно.

 

 

Крустер: Люди сидят у компьютеров и спрашивают: «А сколько народу было?».

 

 

Алик: Да, это первый вопрос обычно.

 

 

Крустер: «А, они не собрали…». При этом сами же не идут: «А, зачем мне идти. Я лучше потом по Интернету посмотрю». «А выложите, что там было…Выложите!». Кто-то снимает на телефончик и потом выкладывает с диким звуком, с перегрузом. И какое мнение можно после этого составить? Поэтому, друзья, приходите вживую на хорошие концерты. Например, 29 апреля (улыбается).

 

 

 

-Кто будет из специальных гостей?

 

 

 

Крустер: Михаил Серышев, Алексей Страйк, Артур Беркут, Алексей Баев (прим. Меломана Наруто: барабанщик Алексей Баев – участник  записи сольного альбома Алика Грановского «Bass Manuscript»). Это те имена, которые можно пока назвать, а так возможны разные сюрпризы…Всё возможно, мы же новогодняя елка почти. Если очень сильно попросить Дедушку Мороза, он придёт (улыбается).

 

Алик: Ёлочка, зажгись!

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

 

P.S. Андрей Большаков несмотря на проблемы со здоровьем пообещал присутствовать на юбилейном концерте в Москве. Его выход на сцену ожидается в конце основного сета.

 

 

 

 

Просмотров: 2382  Комментариев: 21
Загрузка...

Имя пользователя:
Смайлики
Very Happy Very Happy Very Happy Smile Smile Sad Sad Surprised Confused Cool Laughing Гыгы Mad Mad Razz Embarassed Wink trollface oOOo
Еще смайлики…
Размер шрифта:
Цвет шрифта

Отключить в этом сообщении BBCode
Отключить в этом сообщении смайлики
Не преобразовывать адреса URL в ссылки
Комментарии ():



Rambler's Top100
Лента новостей
15 Дек 17
сегодня
Комментариев: 1
13 Дек 17
Комментариев: 10
13 Дек 17
Комментариев: 0